…Мне очень страшно. Каждый день, прибывая в этом здании, я понимаю, что моя жизнь сокращается. Я не знаю, какой сегодня день недели, какой год. Но я точно знаю, что сейчас осень. Как я это узнал? Все очень просто. Нам можно выходить в определенное время на улицу. Хотя назвать это улицей очень тяжело, ибо небольшое поле, которое ограждено огромными стенами. Мы можем видеть только серое небо. Серое.... другого цвета тут нет. Как же я мечтаю вырваться отсюда, чтобы обрести свободу, увидеть небесную лазурь, синее море и песчаный пляж. Мне так не хватает всего этого. За стенами нашего «дома» я вижу только дерево вдали, лишь оно является единственной ниточкой, из-за которой я так и не канул в бездну; по нему я и узнаю время года.
Я здоров, я полностью здоров, но они говорят обратное. Иногда меня посещает мысль: а не правы ли они? Все прошлое было так давно, да и было ли? Все эти странные процедуры, они медленно губят меня, они терзают меня, я слышу их смех. Я не знаю, я ничего уже не знаю. Господи, дай мне сил, я чувствую, что долго не протяну!

Дата смерти: 5 октября 2004 года.

Смерть. Здесь этого не боятся, тут этим живут. Все ждут конца, все ждут своей смерти. Многие опережают ее и кончают жизнь самоубийством. Врачи уже привыкли и ссылаются на ненормальную психику. Здесь это можно. Здесь это не запрещено. Все они ходят в чистых и поглаженных одеждах. Все они обречены на верную гибель. Попав сюда, никто не выходил обратно. Кто-то пытался сбежать и обрек себя на ужасные муки. Их не убивают, а мучают. Терзают днями и ночами и кормят, чтобы они не подохли. Насилие? Изнасилование? Здесь разрешено все, что аморально.

П Р Е Д Ы С Т О Р И Я
Еще много лет назад эту землю выкупил человек без имени и фамилии. Нет, она была, но никто ее не знал. Много времени понадобилось, чтобы тут появилось здание. Холодное и серое. В ней не было окон, в ней были только решетки вместо дверей и комнаты без окон. Строители удивились тому, что они собственно сами же построили, но особо вникать не стали, ибо им нужна была только зарплата. Никто из них не знал, что построив все это сооружение, они подписали свои смертный приговор. В ту же ночь, когда стройка закончилась, все исчезли. Полиция, родные – они все искали их, но никто не смог найти. Все потайные входы, помещения – все стало большим секретом, который знал только человек без имени и фамилии.
Много лет прошло, а место ничуть не изменилось. Оно передавалось от одного человека другому. По ночам можно было услышать, как вывозят оттуда труппы людей вагонами. Полиция не могла найти улик, хотя все прекрасно понимала.

Н А Ш И   Д Н И

Выноска из газеты "The main news", Токио:
Сегодня стало известно о ещё одной громкой пропаже студента Токийского университета [имя]. На данный момент ведется расследование, полиция не отказывается от надежды, что молодой человек ещё жив. Пожалуйста, если вам что-нибудь известно о местонахождении лиц, перечисленных внизу, просим сообщить по адресу ..."


О Б Р Ы В [?]
Пропадают люди. Много людей, каждый день. Одни из них молодые, другие старые, третьи среднего возраста. Хотя, преимущественно, конечно, первые. Амбициозные, подающие надежды в учебе, полные жизненной энергии и сил.
..."Обрыв[?]" - так здесь называют это место. Это действительно как обрыв жизни, обрыв всего, что связывало тебя с внешним миром. Если ты попал сюда в качестве работника - радуйся, ибо тебя посчитали более чем квалифицированным специалистом, выдающимся врачом, человеком, которому можно. Можно все. Но лучше тебе и вправду прекратить существовать на этом свете, если ты попал во вторую группу прибывающих сюда, если ты попал в "Обрыв" в качестве пациента. Готовься: здесь не будет добрых дядь-докторов, полезных витаминок и лечащих процедур. Вместо этого тебя ждут изверги в белых халатах, дурманящие, выворачивающие наизнанку таблетки и жестокие эксперименты, где ты выступаешь в качестве подопытного. "Пути назад нет" - так говорят все. Это место наполнено, по большей части, падшими людьми: наркоманы, самоубийцы, да и просто люди с повреждениями в психике смотрят на тебя из-за угла. А управляет этим адом он, Орочимару, кажется, так зовут этого человека.
А помнишь ли ты, как сюда попал? Возможно, тебя попросту решила убрать какая-нибудь высокопоставленная шишка, если ты бунтарь и являлся угрозой для чьего-нибудь нечестного места под солнцем; или же ты выдающийся ум своего поколения, делающий успехи в университете/на работе. Но, опять же - кому-то мешающий. А может быть, ты член той оппозиционной группы, созданной тем вечно взъерошенным блондином? О да, не сомневайся, им все про вас известно. Ведь не просто же так главный врач этой больницы занимает такое важное место в городе? Представители охраны порядка никогда и не подумают, что такая уважаемая личность, особенно в медицинских кругах, как Орочимару, может стоять за похищениями людей. Все подозрение падает совсем на других людей.

А К А Т С У К И
"Акатсуки" - так называется эта банда, состоящая из отморозков, большинству из которых и двадцать пять-то не стукнуло. Малолетние преступники, у каждого второго из них за спиной либо судимость, либо наркозависимость, либо что похуже. Удивительно, что некоторые из них умудряются не вылететь из университета, но и этому находится логичное объяснение: все они находятся под покровительством того бледного доктора, речь о котором шла выше. На то, конечно, находятся свои причины, например, именно эти ребята поставляют "лабораторных крыс" в "Обрыв". Конечно, помимо этого они ещё и промышляют грабежом, налетами, но все это относится к ночной жизни Токио. Днём же Акатсуки принимают вид обычных хулиганов,на плечах которых, разве что, мелкие делишки, вроде издевательств над мирными студентами, да шантаж богатеньких сверстников. Как и Орочимару, Акатсуки также имеют зуб на этого выскочку Узумаки, да и всю его шайку.

К О Н О Х А[?]
"Честное слово, я разберусь, что тут творится, даттебаё!" - так отозвался обо всем происходящем паренек по имени Узумаки Наруто, студент одного из факультетов Токийского университета. Парня не оставляли равнодушным те события, которым случилось произойти с многими его знакомыми из университета, даже с друзьями. Обладая горячей и требующей справедливости натурой, блондин создает оппозиционную группу под названием "Коноха[?]" во главе с самим собой. Да, оппозиционную, но конкретно чему - не знает даже он сам. Одно лишь ясно: против всего произвола, что творится в городе с легкой руки неправильных людей.